Электронная библиотека

это не марксизм, так как "общественность" для Боткина имеет крайне расплывчатый характер, но это -- качественный скачок, приближение к материалистической точке зрения, грань, отделяющая позицию Боткина от позитивистской (как субъективно-идеалистической в конечном счете). Однако социальные условия России 1840-х и даже 1860-х годов и, соответственно, развитие философской мысли не позволили передовым общественным деятелям установить принципиальное различие между позитивизмом и материализмом: эмпиричность позитивизма и его полемическая направленность против идеалистической философии немецких классиков воспринимались ими как свойства наиболее прогрессивного философского метода. Подобной ошибки не избежал даже Чернышевский, который по-настоящему лишь в 70-х годах осознал гносеологический релятивизм и даже нигилизм философии О. Конта, а в 1860 г. еще восторженно отзывался о нем. {Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч. в 16-ти т. Т. VII. М., 1950, с. 166; т. XIV, с. 651--652.} Не понимал субъективистского характера позитивизма и Боткин, который умудрился поэтому сочетать симпатию к Конту с требованием "отыскать, почему это есть" и с обусловленностью идей "общественностью".

Элементы историзма в воззрениях Боткина сблизили его с Белинским периода "Современника", окончательно отказавшимся в это время от утопических черт мировоззрения: Боткин, например, полностью согласился с отрицательной оценкой Белинским книги утописта Луи Блана "История французской революции" (1847) как субъективистской и антиисторичной. {Ср.: Белинский, т. XII, с. 323, 385, 441, 467; Анненков, с. 542.}

Подобно Белинскому, Боткин и в русском славянофильстве усматривал утопические иллюзии: "В славянском вопросе так, как он поставляется здесь, упущена только безделица -- принцип политико-экономический и государственный; это есть не более как романтические фантазии о сохранении национальных предрассудков". {Письмо Боткина к Анненкову от 28 февраля 1847 г. (Анненков, с. 530).} Статью Ю. Самарина {М... З... К... О мнениях "Современника" исторических и литературных. -- Москвитянин, 1847, ч. 2, с. 133--222.} Боткин охарактеризовал как "мистико-общественный туман", {Письмо к Герцену от 25 ноября 1847 г. -- Литературное наследство, т. 62, с. 40.} в книге Гакстгаузена, {Haxthausen A. Studien uber die inneren Zustande, das Volksleben und insbesondere die landlichen Einrichtungeii Russlands. T. 1--2. Hannover, 1847.} соприкасавшегося своими идеями со славянофильством, он увидел "романтические инстинкты немецкие". {Литературное наследство, т. 62, с. 40.} И опять же, подобно Белинскому, Боткин счел заслугой славянофилов постановку вопроса о национальности (ибо она для него объективная реальность!) и критику космополитизма (ибо он -- абстрактная утопия!). {См.: Анненков, с. 538. Ср.: Белинский, т. X, с. 29.}

Следование утопизму усмотрел Боткин и в герценовской критике буржуазии. {См.: Анненков, с. 542.} В дальнейшем, в связи с "Письмами из

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
(C) 2009 Электронные библиотеки