Электронная библиотека

возвращаясь к искусствоведческим работам и путевым очеркам (например, в "Русском вестнике" 1859--1860 гг. публиковались его статьи о лондонской жизни, особенно интересные дальнейшим развитием общественных идеалов, проповедовавшихся в "Письмах об Испании").

После польского восстания 1863 г. Боткин становится консерватором-монархистом, вместе с Фетом пишет яростно отрицательную рецензию на роман Чернышевского "Что - делать?" (ее, впрочем, не решился напечатать редактор "Русского вестника" М., Н. Катков не потому, что был "левее", а потому, что боялся даже негативной пропаганды революционного романа).

В последние годы жизни, тяжело болея, Боткин почти полностью отказывается от творческой деятельности.

Под типическим Боткин понимал обобщенно-условное и эпигонски-"штампованное" следование классическим правилам.

Многолетнее его молчание и откровенный консерватизм воззрений привели к тому, что поколение 60-х годов почти забыло о существовании былого соратника Белинского и Бакунина, и, когда он умер, то П. В. Анненкову в некрологе {Санктпетербургские ведомости, 1869, 13 октября, No 282.} пришлось напомнить современникам о роли Боткина в истории русской литературы и общественной мысли, разумеется, подчеркивая главным образом его заслуги как человека эпохи Белинского.

Эволюция Боткина как мыслителя и литератора, да и вообще как личности была, таким образом, сложной и своеобразной. Никто не может сравниться с ним по числу "зигзагов", резких колебаний от демократизма (чуть ли не революционного) к крайнему консерватизму, от передовой публицистики к защите "чистого искусства".

Сложный сплав художественного чутья, недюжинного ума, широкого круга знаний с опасной "гибкостью" мышления, переходящей в приспособленчество, в преклонение перед силой и модой, и с либеральной тягой к "золотой середине" -- все это заметно сказалось на стиле статей и очерков Боткина и, может быть, всего более -- на стиле "Писем об Испании".

Произведения Боткина написаны умно, тонко, интересно, хорошим литературным слогом, отразившим завоевания русского художественного и публицистического языка 30--40-х годов (благодаря творчеству Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Белинского, Герцена). Однако стиль Боткина чрезмерно гладок, почти нейтрален, в нем нет острой шероховатости индивидуальных поисков. Вообще Боткин был чужд строгой энергичности мысли и стиля, даже в самые радикальные периоды своей деятельности он никогда не употреблял иронию или сарказм, совершенно не умел пропагандировать и полемизировать. {Он писал, например, Некрасову 22 сентября 1855 г.: "Я вовсе не смыслю в полемике и тем более в насмешке" (Голос минувшего, 1916, No 10, с. 97).} Да эти свойства его литературной манеры к тому же органически вытекали из идеала "золотой середины". Последнее обусловило все-таки стилистическое и грамматическое своеобразие боткинских фраз: их нарочитую нечеткость, обилие "оговорочных" предложений, обилие вопросов -- полуобращений к читателю, полусомнений, обилие зыбких многоточий в конце периода.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
(C) 2009 Электронные библиотеки