Электронная библиотека

вынесли на солнце: я тихо, медленно вдыхаю в себя воздух, часа по два сижу где-нибудь над ручьем и слушаю, как он журчит, или засматриваюсь, как струйка фонтана падает в чашу... Ну что если б вся жизнь прошла в таком счастье!".

Итак, начал Боткин свои "Письма об Испании" с изложения бурных политических событий в стране, а кончил "обломовщиной" (приведенная цитата -- заключительные строки книги).

3

В "Письмах об Испании" не так много страниц посвящено проблемам эстетики, искусства, литературы (собственно говоря, о современной испанской литературе вообще нет речи -- Боткин ее, видимо, не знал), однако разбросанные по всей книге отдельные очерки и суждения интересно дополняют картину уже известной нам по статьям и письмам Боткина эволюции его теоретико-эстетических взглядов.

Определяющим -- особенно это чувствуется в первой половине книги -- было воздействие идей Белинского. В произведениях искусства Боткин усматривает живые испанские типы: "мадонны Мурильо -- увлекательно-прелестные севильянки, со всею живостию и выразительностию своих физиономий" (наст. изд., с. 72); в арабской архитектуре он видит отображение недавнего кочевого быта: "У архитекторов арабских, кажется, была только одна цель -- придать всему характер легкости и как бы беспрестанно напоминать о кочевом шатре пустынь. В этом именно и состоит величайшая оригинальность мавританской архитектуры" (наст. изд., с. 185).

Даже чисто, казалось бы, технические особенности живописи Мурильо, например, яркость, разнообразие красок и тонов, Боткин объясняет связью с действительностью; "...эту дивную красоту своего колорита взял он с женщин своего родного города"; "В природе тени прозрачны, и именно своими тенями, проникнутыми светом, Мурильо превосходит всех колористов" (наст. изд., с. 68, 71).

Понимая большую роль религиозной идеологии в средневековом обществе, Боткин объясняет этим идеологическим воздействием многие черты искусства арабов, в том числе замечает опосредованное влияние религии (через культуру быта) на планировку домов и на архитектуру: стремление скрыть свою частную жизнь от посторонних глаз приводило мусульман к нарочитому противопоставлению суровых и опрощенных фасадов зданий изощренному богатству внутреннего убранства. "Арабская архитектура лучше всякой философии истории объясняет судьбу этого народа" (наст. изд., с. 186).

Аналогичные причинно-следственные связи Боткин находит и у испанцев; исторически объясняемая гипертрофированная роль католичества в жизни страны и оторванность ее от античных культурных традиций (впрочем, Боткин ошибочно связывает оторванность с арабским завоеванием) помогают автору книги понять особенности испанской живописи, прежде всего тягу художников к изображению страстных религиозных чувств, доходящих до исступления: "В Испании живопись развилась на почве, возделанной фанатизмом и инквизициею <...>, под влиянием духовенства самого невежественного и варварского.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
(C) 2009 Электронные библиотеки