Электронная библиотека

текста. (Цензурный характер последующих многоточий совершенно бесспорен: разрушена логическая связь отрывков). {Последние письма, очевидно, в целом мало пострадали от цензуры, так как не содержали острого и злободневного политического материала, зато относительно письма I имеются сведения о существенном искажении текста (см. статью А. Звигильского).} Показательно, что данные мысли высказаны Боткиным в последних статьях цикла, относящихся к 1849--1851 гг., т. е. к самому свирепому периоду из "мрачного семилетия".

Страстная защита самостоятельности народов Азии и Африки, в частности арабов, имела и другой смысл. Либерал -- противник разрушения, ликвидации, сторонник status quo, сторонник сохранения традиций. Исторически сложившаяся самобытность народа не только вызывает у него мысль о праве народа на самостоятельность, но и привлекает как экзотика, как оригинальное, ни на что не похожее явление. Этим отчасти объясняется такой повышенный интерес Боткина к национальной специфике Испании, ощущаемый на протяжении всего цикла статей, и то сожаление, с которым автор говорит о разрушительном проникновении европейской (по существу буржуазной) цивилизации в испанские нравы, о постепенном уничтожении национальной экзотики (письмо IV). Боткин желал бы не замены одного другим, а слияния: он жаждет воздействия "народности" на передовые слои общества -- и, соответственно, -- умеренного использования лучших достижений цивилизации народной массой (письмо I).

На испанский народ он возлагает большие надежды. Боткина-идеолога очень привлекают его национальные черты: "Всего более заставляет верить в будущность Испании редкий ум ее народа. Когда имеешь дело с людьми из простого народа, совершенно лишенными всякого образования, невольно изумляешься их здравому смыслу, ясному уму, легкости и свободе, с какими они объясняются" (письмо I); Боткину -- любителю искусств -- нравится поэтическая натура испанца, богатство его народной поэзии; характерно, что и в манерах, психологии, и в искусстве испанцев Боткин подчеркивает свободу, понимаемую не только как непринужденность, но и как отсутствие европейской (цивилизованной) условности; наконец, Боткина-"сенсуалиста" не может не прельщать искренность и свобода чувства, господствующие в испанских нравах, "обожание тела" (письма III, IV).

Если ко всему сказанному еще добавить, что большую часть "Писем" Боткин писал в обстановке революционных потрясений в Европе, репрессий и страха в России, то вполне понятно, что Испания с ее "игрушечными" революциями представлялась чуть ли не землей обетованной, где человек, уставший от европейской суеты, {Это не мешало Боткину постоянно жаловаться в "Письмах" на отсутствие в Испании комфорта и тонких яств; с каким восторгом описывал он свой приезд в английский Гибралтар!} может насладиться в идиллическом окружении: "В голове у меня нет ни мыслей, ни планов, ни желаний; <...> мне кажется, я растение, которое из душной, темной комнаты

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
(C) 2009 Электронные библиотеки