Электронная библиотека

Слуга

Si, es mas encantadora

que la rosa en primavera,

mas ahora yo quisiera

su sonrisa seductora

que al vino tinto de Caravaca.

(Она очаровательнее, чем роза весной, -- и теперь мне больше хочется ее соблазнительной улыбки, чем красного вина из Караваки).

Потом слуга спросил у Диего, женат ли он. Диего отвечал, что нет, и рассказал, все стихами же и под мелодию фанданго, что у него есть любезная и что она хотя бедна, но очень хороша.

Диего

Tengo perlas у diamantes,

tengo oro у tengo plata,

marfil y tela dorada,

de todo tengo en abundante,

si tu me quieres, nina de mi alma.

(Есть у меня жемчуг и брильянты, есть серебро, слоновая кость и золотые ткани -- все есть у меня в изобилье, если ты меня любишь, дитя души моей).

Ay! tu granadina boca

es mas bella у es mas sana

que el frescor de la manana,

que en mayo los lirios toca!

Aromas son los aires que tu inspires.

(Ax, твой гранатовый ротик прекраснее и слаще, чем свежесть утра, которая ложится в мае на лилии. Ароматен воздух, которым ты дышишь).

Como el rayo del cielo

derriba orgullosas palmas,

asi queman todas las almas

tus miradas de fuego.

Benditos sean tus hermosos ojos!

(Как луч молнии с неба раздробляет гордые пальмы, так сжигают все души твои огненные взгляды. Да будут благословенны прекрасные глаза твои!)

La nieve de la Sierra,

compite ella por ventura,

con frescor у con blancura,

con los pechos, que encierra

la sencilla alcandorita tuya?

(Снег Сиерры сравняется ли, например, с свежестью и белизною грудей твоих, которые охватывает твоя простая сорочка?)

Говорят, что в Испании народ беден, невежествен, полон суеверия и предрассудков, что просвещение в нее не проникло. Так по крайней мере думает вся Европа. Но поставьте этого невежественного испанского мужика рядом с французским, немецким, даже с английским мужиком и вы удивитесь его натуральному достоинству, его деликатным манерам и его языку, правильному, чистому. Низшее сословие здесь несравненно образованнее низших сословий в Европе; только под этим словом не должно понимать книжное образование, а образование, составившееся из нравов, обычаев, преданий, -- так сказать, историческое образование, которое в испанском народе несравненно сильнее, глубже, нежели во всех других народах Европы. Это образование всей натуры человека, а не одной только головы. Уже довольно указать на то, что ни один народ не имеет такой богатой, поэтической литературы, как испанцы; народная поэзия их живет не в книгах, а в непрерывном изустном рассказе. Отсюда его способность к импровизации, которую можно объяснить только именно богатством народной поэзии, заучая которую народ непосредственно научается владеть своим языком. Решительно во многом испанцы составляют исключение (в самом лучшем смысле этого слова) из прочих народов Европы, и к ним всего меньше прилагаются те общие теории и определения, которыми книжные умы так любят играть в политику и историю.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки