Электронная библиотека

дворец, нежели на монастырь. Кельи состояли каждая из двух больших комнат, светлых и веселых; к каждой келье примыкает небольшой садик, на который выходят ее окна и задняя дверь. Природа завладела теперь всем этим запустением и на место каждого обваливающегося камня ставит куст цветов. Эти садики в их теперешнем небрежении, предоставленные своевольной, могучей растительности, великолепны.

Гранадская картинная галерея -- museo de pinturas -- может служить самым лучшим доказательством того, что за нерадение и воровство происходили в Испании при упразднении монастырей. Говорят, правда, что много хороших картин и дорогих церковных утварей скрыто было монахами прежде их удаления; но не менее того известно, что множество превосходных картин исчезло из монастырей уже после их упразднения. Теперь в Городском музее, прежде бывшем доминиканском монастыре, собрано картин до ста; но из них едва ли десять стоят внимания.21 Водивший меня по залам говорил, что года три назад украдено отсюда одиннадцать самых лучших картин. Городской совет, которому донесли о покраже, составил об этом протокол. Тем дело и кончилось. Прошлого года из собора украдена одна картина Риберы.22 Разумеется, все эти картины перешли в Англию, где за них хорошо платят.23 В этом так называемом музее комнаты душны, темны и пыльны. Вожатый мой, желая обратить мое внимание на какую-нибудь картину, стучал по ней своей палкой, не по раме, а прямо по картине.

Но мне пора сказать что-нибудь о знаменитой Альамбре.

Альамбра была цитаделью Гранады. Выстроенная на высоком холму, она господствует над городом. Здесь, окруженный высокою стеною, стоит остаток дворца мавританских владетелей. От других бывших тут зданий не осталось и следа. Но прежде, нежели я стану говорить об Альамбре, мне хочется привесть один из лучших мавританских романсов, в котором описан наружный вид ее в то время, когда мавританская Гранада была еще во всем своем цвете. Романс принадлежит к половине XV века и рассказывает, как кастильский король Дон Хуан издали смотрит с завистью на Гранаду и расспрашивает о ней одного мавра:

-- Абенамар, Абенамар,

Мавр по племени и роду,

В день, в который ты родился,

Были знаменья большие:

Было на море затишье,

Полная луна светила.

Мавр, рожденный под такими

Знаменьями, лгать не должен.

Отвечает Абенамар --

Слушайте, как говорил он:

Не скажу я лжи, сеньор,

Даже для спасенья жизни,

Потому, что сын я мавра,

Сын я христианки пленной,

И, ребенком бывши малым,

От нее завет я слышал,

Чтобы лжи не говорил я,

Что солгать большая низость...

Спрашивай меня, Хуан:

Истину тебе скажу я!

-- Благодарствуй, Абенамар!

Благодарствуй за учтивость.

Что это, скажи, какие

Замки в вышине сияют?

-- Это, государь, Альамбра!

Там мечеть видна за нею,

А вот это Алихары,

Изукрашенные в диво.

Мавр, который их работал,

Выручал в день сто дублонов;

В день, когда он не работал,

Столько же своих терял он.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки