Электронная библиотека

означающее вечер с гостями.} существовать не может. Какой-то уже пожилой и несколько навеселе житель Альамы начал первый; из забавных его coplas (куплеты -- так называется здесь всякая песня) я запомнил только следующие:

-- Grande consuelo es tener

La tabema por vecina.

Si es о no invencion moderna

Viva Dios, no lo se. --

Pero delicada fue

La invencion de la taberna!

(Великое утешение иметь трактир по соседству! -- Новейшее ли он изобретение,-- ей-богу, не знаю; но поистине деликатно было изобретение трактира!)

Гитара переходила из рук в руки; студент, между прочим, пропел в честь хозяйки стихи, которые я, ложась спать (мы спали четверо в одной комнате), попросил его повторить себе и записал:

La patria mas natural

Es aquella que recibe

Con amor at forastero;

Que si todos cuantos viven

Son de la vida correos --

La posada donde asisten

Con mas agasajo, -- es patria

Mas digna de que se estime.

(Самое лучшее отечество для чужестранца там, где принимают его с радушием. Если все живущие на свете суть не что иное, как гонцы жизни, то та гостиница (posada), где им хорошо и весело, есть настоящее отечество, совершенно достойное того, кто уважает себя).

Между тем пришел наш вожатый Ланса и овладел разговором, начав рассказывать разные новости: как герцог Монпансье подарил Монтесу брильянтовый перстень, и что тот согласился принять его только с условием, что герцог тоже примет от него подарок, и отдарил герцога великолепным платьем андалузского majo, которое стоило дороже перстня. Потом рассказал о последней corrida de toros в Малаге, в которой неожиданно участвовал сам великий Монтас.9 Corrida, по обыкновению, состояла из шести быков; но из них только один был хорошим (на языке цирка это значит быть храбрым). Публика знала, что Монтес, накануне приехавший в Малагу, был в числе зрителей и сидел в ложе. Последний бык оказался самым диким и яростным; двое матадоров, один после другого, несмотря на все их усилия, на крик, брань и свист зрителей, не могли справиться с ним: один сробел, а другой хоть и нанес ему удар, но очень неловкий и неопасный, так что бык только больше еще рассвирепел от него. Зрители с криком начали требовать, чтоб Монтес убил быка. Монтес не выходил. Шум и крик сделались до того неистовыми, что Ayuntamiento (городское правление, всегда присутствующее в особой ложе, в лице своих главных членов) послало от себя просить Монтеса выйти на арену. Монтес послушался; восторженные рукоплескания встретили его. Взявши у прежнего матадора красный плащ, он перекинул его через руку и скрыл под ним шпагу, желая привлечь быка с середины к стороне цирка. Бык бросился на него... вдруг Монтес, не принимая оборонительного положения, начал пристально смотреть ему в глаза: бык остановился и весь задрожал. Не спуская с него глаз, Монтес бросил плащ и шпагу на землю, подошел к быку, взял его одной рукой за рог и повел по цирку, отступая задом и все не спуская с него глаз... Этого зрители не ждали... Все смолкло от

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки