Электронная библиотека

Por una ladera arriba,

Tras el iba un renegado,

Que muy bien le conocia,

Con algazara muy grande

Desta manera decia:

"Date, date, Saavedra,

Que muy bien te conocia;

Bien te vide Jugar canas

En la plaza de Seville,

Y bien conoei a tus padres

Y a tu mujer dona Clara.

Siets anos fuf tu cautivo

Y me diste mala vlda,

Y ahora tu seras mio --

О me costara la vida".

Saavedra que lo oyera

Como un leon revolvia;

Tirfile el moro un quadrillo

Y por alto hizo la via.

Saavedra con su lanza

Duramente le heria;

Cayo muerto el renegado

De aquella grande herida,

Cercaron a Saavedra

Mas que mil moros que habia

Hieieronle mil pedazos

Con sana que le tenian,

Don Alonso en este tiempo

Muy gran batalla hacia;

El caballo le hablan muerto,

Por muralla le tenia,

Y arrimado a un gran pennon

Con valor se defendia,

Muchos moros tiene muertos

Pero poco le valia,

Porque sobre el eargan muchos

Y le dan grandes neridas,

Tantas que cayo alli muerto

Entre la gente enemiga.

Tambien el conde de Urena

Mai herido en demasia

Se sale de la batalla

Lievado por una guia.

Que'sabla bien la senda

Que de la sierra salla;

Muchos moros deja muertos

Por su grande valentla.

Tambien algunos se escapan

Que al buen conde le seguian:

Don Alonso quedo muerto,

Recobrando nueva vida

Con una fama inmortal,

De su esfuerzo у valentia.}

С какою удивительною свежестью сохранились здесь исторические воспоминания! Память о битвах с маврами так еще жива в андалузцах, так горяча, как будто недавно только кончилась борьба эта. Здесь каждый крестьянин знает замечательные события своей провинции за три и четыре века назад -- разумеется, без хронологического порядка, и постоянно мешает их с разными поэтическими преданиями, потому что знает их не из книг, которых он не читает, а из рассказов и романсов, перешедших через двадцать поколений.

Ехать мне было поздно, и я решился переночевать в венте. В пять часов утра лошадь моя была уже оседлана, и на желание мое проститься с моими вчерашними знакомцами хозяин отвечал, что они ушли еще на рассвете. Расспрашивать о них я счел неприличным, уверенный в их ремесле.

Несмотря на все строгости, какими испанские таможни мучат путешественников, контрабанда здесь так же сильна, как и при Эспартеро, которого французская партия упрекала особенно в том, что он будто бы сквозь пальцы смотрел на контрабанду из угождения друзьям своим англичанам. Правда, я видел раз торжественное объявление малагской таможни о том, что она где-то на берегу захватила несколько кип запрещенных товаров, но здесь, между тем, известно, что на каждую захваченную кипу спокойно проходит в другом месте сотня кип. В официальном английском отчете о внешней торговле за 1845 год (Progress of the nation by Portes), {"Прогресс нации" Портеса (англ.).} который нашел я здесь в Коммерческом клубе,8 значится, что

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки